Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Он был настоящим интеллигентом
 
Беркман Яков Павлович
Д-р химических наук, профессор, Лауреат Государственной премии СССР,
Заслуженный деятель науки и техники УССР

1897 - 1967

 
  
 



Факел познанья, зажжённый однажды
искрой Учителя, поиска жаждой,
ярче всего на Земле.
Скроются судьбы под пеплом забвенья,
но сохранит в нашей памяти время
образы Учителей.



Первый лектор


Говорят, что лучшие годы - студенческие. Наверное, так оно и есть.

Когда я вспоминаю свою студенческую юность во Львовской политехнике, то в памяти возникает первая лекция в знаменитой 101-й аудитории Химического корпуса. Тогда я впервые сидел в таком красивом, большом, светлом и уютном лекционном зале. В тот день нас приводило в удивление всё: и естественное освещение аудитории из окон с двух сторон и с потолка, и большой студенческий "поток", и двухэтажная доска, плавно скользившая вверх и вниз, и амфитеатр, с которого можно было видеть всё, как на ладони, и удивительная акустика, когда и на последней парте хорошо слышалось каждое слово лектора.

А вот, наконец, и он, профессор Яков Павлович Беркман, о котором мы уже были наслышаны: стройный, подтянутый, всегда аккуратно и со вкусом одетый. Каждый чётко выверенный жест, каждая чёрточка говорили об уме и интеллигентности этого человека. Я впервые столкнулся с лектором такого уровня и красноречия. Его лекции производили на нас огромное впечатление, временами это был настоящий театр одного актёра, который умел держать в руках большую аудиторию, завоевывать её внимание и глубокое уважение. Недаром послушать лекции Я. П. Беркмана приходили студенты и преподаватели из других вузов Львова.
Позднее, когда я сам впервые вышел на кафедру 101-й аудитории, то понял, как непросто даётся эта лекторская лёгкость, этот ораторский блеск. Я осознал, что в личности Якова Павловича присутствовало редчайшее соединение артистичной натуры блестящего лектора с одарённостью учёного, обладавшего глубокими и широкими знаниями не только в области естественных, но и гуманитарных наук. Это был высокообразованный и хорошо воспитанный человек, с передовым мировоззрением, словом, настоящий интеллигент.
Кстати, именно Яков Павлович представил тогда студентам меня, совсем ещё молодого, "свежеиспеченного" кандидата наук и начинающего лектора. К сожалению, не часто заведующие кафедрами снисходят теперь до представления студенческой аудитории молодых, начинающих лекторов.


Харьков - Томск - Москва - Львов


Уже со временем я узнал, что родился Яков Павлович в Харькове 31 мая 1897 г. в интеллигентной еврейской семье. В 1915 г. он окончил гимназию, а в 1919-м - физико-математический факультет Харьковского университета. Он вначале работал по направлению ассистентом кафедры неорганической химии медицинского факультета того же университета, а параллельно преподавал химию на Военно-артиллерийских курсах.
С 1923 г. его научные интересы связаны с Украинским институтом прикладной химии, где он сначала был научным сотрудником, а в 1928 г. возглавил Лабораторию химии кожи. В эти года годы возникла актуальная и срочная проблема разработки синтетических заменителей естественных дубителей, необходимых для превращения кожевенного сырья в кожу. Природные дубители получают из коры дуба (отсюда и происходит их название) и других ценных пород деревьев. Возрастающий спрос на кожаные изделия привёл к уничтожению дубрав на огромных площадях, как в Советском Союзе, так и за рубежом, так что дубители импортировали, в основном, из Южной Америки. Яков Павлович начал работы, направленные на поиск синтетических аналогов естественных природных таннидов - активных составляющих дубового экстракта. Вместе с сотрудниками он создал заменители естественных природных дубителей. И они постепенно стали незаменимыми заменителями.
Я. П. Беркман стал основателем нового важного научного направления получения синтетических дубильных веществ для обработки кожи и исследования их свойств. Его работы и изобретения стали научной базой для организации промышленного производства синтетических дубителей в СССР. Без таких препаратов сейчас уже невозможно себе вообразить промышленное производство натуральной кожи. Именно Яков Павлович предложил для них научный термин "синтаны" - СИНтетические ТАНниды, который стал общепризнанным. Недаром один из первых отечественных промышленных синтетических дубителей получил название "Бестан" (БЕркмановский Синтетический ТАНнид). Эти работы давали также большой положительный экологический эффект, так как способствовали сохранению сотен гектаров ценных пород деревьев.
С 1931 г. Я.П.Беркман руководил научной работой Сектора органической технологии и стал директором Харьковского филиала Всесоюзного научно-исследовательского института кожевенной промышленности. Одновременно он преподавал в Харьковском медицинском институте и в Рабочем университете. В 1936 г. Яков Павлович стал заведующим кафедрой общей химии Украинской промышленной академии.
В 1940 г. Я.П. Беркман возглавил кафедру общей химии Харьковского инженерно-экономического института. В этом же году ему присвоили учёную степень доктора химических наук без защиты докторской диссертации, а в следующем году - научное звание профессора.
Вторая мировая война прервала исполнение задуманного. В 1941 г. профессор Я.П.Беркман был эвакуирован в Томск, где он возглавил кафедру общей химии Медицинского института и по совместительству - кафедру химии Томского пединститута. В 1944 г. Яков Павлович был переведен в Научно-исследовательский институт Главгазтопливпрома в Москве.
С 1945 г. судьба и научная работа проф. Беркмана связана с недавно освобождённым Львовом, где фашисты ещё в 1941 году уничтожили всю довоенную профессуру и интеллектуальную элиту города. Яков Павлович возглавил кафедру общей и неорганической химии в Политехническом институте, став первым профессором химии в послевоенном Львове. Он возглавлял эту кафедру вплоть до своей смерти 18 января 1967 года, а с 1945 по 1952 гг. был одновременно и деканом Химико-технологического факультета Львовской политехники.
Здесь он возобновил свои работы в области синтанов и начал научные исследования новых важных вспомогательных веществ для обработки волокнистых материалов: красителей, красителей-фиксаторов, жирующих веществ, полимерных плёнкообразователей и т.п.

Вместе со своими учениками Яков Павлович разработал синтаны, которые не имели природных аналогов. Известно, что естественные и синтетические дубители имеют, как правило, темно-коричневый цвет. Поэтому из выдубленного ими сырья можно изготовить кожу только коричневого или чёрного цвета. Поверхностное крашение кожи в светлые тона непрочно: малейшая царапина портит её вид, обнажая тёмную основу. На кафедре профессора Беркмана были разработаны дубители для получения светлой и даже белой кожи. Под его руководством здесь сформировалась научная школа по синтезу и применению препаратов для обработки волокнистых материалов, в этом направлении защищено много кандидатских диссертаций, а пятеро его учеников стали докторами химических наук.

За научные разработки синтетических дубителей Яков Павлович был награжден Государственной премией, а в 1948 г. ему присвоили звание Заслуженного деятеля науки и техники УССР. Я.П.Беркман опубликовал свыше 100 научных работ и изобретений.


Лучше - враг хорошего


Мне повезло работать ещё в студенческом научном кружке, которым руководили Яков Павлович и его ученик, доцент Гординский Борис Юрьевич, а позднее учиться в аспирантуре у проф. Беркмана и другого его ученика, доцента Шутера Любомира Максимовича, и защитить кандидатскую диссертацию под их руководством. Профессора Беркмана я считаю не только своим научным руководителем, но и Учителем с большой буквы.

Помню, как я принёс ему рукопись своей первой научной статьи. Яков Павлович, внимательно прочитав её, спросил, что я хотел сказать в первом абзаце. Я объяснил. "Почему же Вы именно так не написали, как только что объяснили мне?" - спросил профессор. Так мы просмотрели абзац за абзацем всю статью, которую мне потом пришлось полностью переработать. Лишь тогда учитель "благословил" её на опубликование. Но мне захотелось ещё как-то улучшить статью. Её новый вариант совсем не понравился моему научному руководителю. "Лучше - враг хорошего", - заметил он и посоветовал возвратиться к предыдущему, первоначальному варианту, не стараясь писать слишком сложно и "хорошо", поскольку не заумность, а глубина, ясность и простота придают вес научной работе. Эти слова я хорошо запомнил и старался в дальнейшем руководствоваться такими принципами.

Это он приветствовал моё вечное стремление (памятуя выражение: "В каждой работе столько истины, сколько математики") насыщать математикой свои научные работы по химии. Он поддерживал меня, когда другие мои коллеги относились весьма скептически к моим "математическим выкрутасам", считая их бесполезным приложением, предназначенным лишь как-то "украсить" научную работу, придать ей больше веса ("Что это за работа по химии, где математики больше, чем химии?").

В Якове Павловиче гармонично сочетался талантливый учёный с блестящим лектором, хорошим, строгим педагогом и руководителем, добрым, отзывчивым Человеком, что случается крайне редко. Помню, как тепло отзывался о нём как о близком своём друге академик АН СССР и Председатель Всесоюзного Менделеевского общества Семён Исаакович Вольфкович, когда мы беседовали с ним о продолжении научных заделов моего Учителя.

Проф. Беркман воспитал целую плеяду преподавателей и научных работников в различных областях химии - неорганической, органической, физической и коллоидной, химии полимеров, которые плодотворно работают не только в Украине, но и за её пределами. Слушая лекции многих ведущих преподавателей-химиков Львова, я часто замечал стиль и интонации Учителя. Он был настоящим интеллигентом старой закалки, мог посоветовать и пожурить (небезосновательно), пошутить и прочитать стихотворение античного поэта на языке оригинала. Словом, это был настоящий Учитель.

Д-р хим. наук, профессор Адольф БЕРЛИН
 
<банер1Ukraine Фотографии фотографа Александра Толчинского на ФотоФорум.ру Download from FileHippo.com GrafaMania.net - Территория дизайнера и веб-мастера